Нефть торгуется выше $98: «фактор Украины» будет перевешивать «фактор Ирана»

Мировые цены на нефть во вторник утром подскакивают на 3-5% из-за эскалации ситуации вокруг Украины, стоимость апрельских фьючерсов на нефть марки Brent превысила $98 за баррель впервые с 22 сентября 2014 года, свидетельствуют данные торгов.

По состоянию на 11.23 мск цена апрельских фьючерсов на Brent росла на 3,2% — до $98,45 за баррель. Стоимость майских фьючерсов по этой марке поднималась на 3,51% — до $96,25 за баррель. Апрельские фьючерсы на WTI дорожали на 5,03% — до $94,75.

Как отмечают эксперты, ралли на нефтяном рынке обусловлено эскалацией ситуации вокруг Украины.

Президент России Владимир Путин 21 февраля заявил в телеобращении, что считает необходимым незамедлительно признать суверенитет Донецкой и Луганской народных республик. Соответствующие указы глава государства подписал сразу после обращения, поручив в них обеспечить поддержание мира в ДНР и ЛНР вооруженными силами РФ. После этого ряд иностранных государств, в частности страны ЕС, США, Великобритания, заявили о намерении ввести в связи с этим новые санкции против России.

По словам Валерия Андрианова, доцента Финансового университета при Правительстве РФ, сегодня действует целый комплекс причин, которые способствуют росту цен на нефть.

«Во-первых, свой вклад в рост цен вносит и фактор геополитической напряженности. А конкретно – эскалация истерии вокруг якобы планирующегося вторжения России на Украину», — говорит эксперт.

При этом Валерий Андрианов напоминает, что влияние оказывает и общее восстановление мировой экономики после пандемии коронавируса.

«Нетрудно заметить, что растут (и по потреблению, и по цене) не только нефть, но и практически все сырьевые товары. Согласно отчету Международного энергетического агентства (МЭА), спрос на нефть в 2021 году расширился на 5,5 млн баррелей в сутки, а в 2022 году прогнозируется его увеличение на 3,3 млн баррелей», — говорит эксперт.

Во-вторых, по словам Андрианова, начинается проявляться эффект недофинансирования нефтяной отрасли, происходившего на протяжении последних лет. Если в 2011-2015 годах ведущие мировые нефтегазовые компании инвестировали в геологоразведку в среднем $16 млрд в год, то в 2020 году этот показатель составил лишь $5 млрд.

«Судя по предварительным данным, в прошлом году ситуация не улучшилась. Западные страны надеялись, что развитие зеленой энергетики позволит покрыть потребности в энергоресурсах и поэтому-де не надо инвестировать в «грязные» углеводороды», — отмечает Валерий Андрианов.

Эксперт напоминает, что «прошедший год показал, что надежды на «зеленое будущее» преждевременны. Так, генерация электроэнергии на базе ископаемого топлива выросла в мире на 950 млрд кВт-часов. Для сравнения, это ненамного меньше всего годового потребления России (1090,4 кВт-часов в 2021 году). А вот электростанции, работающие на энергии солнца, ветра и воды, нарастили выработку лишь на 463 млрд кВт-часов, несмотря на многомиллиардные (в долларах) инвестиции, направленные на развитие сектора ВИЭ в последние годы и на мощную поддержку правительств западных стран».

То есть мы получили уникальную для последних десятилетий ситуацию, когда растущий спрос на нефть опережает динамику роста предложения. Причем во многом в силу чисто субъективных факторов, связанных с агрессивной «зеленой» политикой.

Необходимо также понимать, что под наиболее сильным «зеленым» давлением оказались частные международные компании-мейджоры, которые сегодня массово свертывают свои инвестиции в нефтегаз. Поэтому роста добычи можно ожидать в основном от государственных компаний развивающихся стран, которые не зависят от решений правительств западных государств и от инвестиционных ограничений, вводимых с подачи «климатических активистов». Но эти госкомпании сегодня находятся в периметре сделки ОПЕК+, а значит могут диктовать свои цены рынку. Таково неизбежное следствие оголтелой «зеленой» политики.

Андрианов отмечает, что выход на мировой рынок дополнительных объемов иранской нефти, конечно же, может привести к стабилизации или даже снижению нефтяных цен.

«Любопытно, что переговоры США и Ирана о возобновлении ядерной сделки активизировались на фоне обострения ситуации вокруг Украины. То есть налицо попытка нивелировать действие негативного геополитического фактора другим фактором – позитивным. Но попытка чуть пригасить пожар конфликта в одном регионе, чтобы разжечь его в другом вряд ли приведет к какому-либо позитивному эффекту для нефтяного рынка и цен на черное золото. В случае дальнейшей эскалациситуации в Восточной Европе, на мой взгляд, «фактор Украины» будет перевешивать «фактор Ирана», — отмечает Валерий Андрианов.

К тому же, уточняет он, ожидается, что значительная часть экспорта Ирана отправится в Китай.

«Надо сказать, что в 2021 году Китай и без того наращивал закупки нефти в Иране, в обход действующих санкций. При этом в прошлом году Китай, в отличие от большинства других стран-импортеров нефти, не увеличил, а сократил общие закупки нефти за рубежом – на 5,4%, до 513 млн тонн. Это объясняется тем, что растущий спрос на нефтяное сырье покрывался как за счет увеличения национальной нефтедобычи, так и, прежде всего, благодаря использованию запасов, накопленных в нефтехранилищах в 2020 году, в период наиболее низких цен на данный энергоресурс. Но запасы Китая не бездонны, и он в любом случае будет вынужден наращивать свой импорт. А значит, КНР сможет «поглотить» значительные объемы иранского сырья, нивелируя тем самым влияние роста иранского экспорта на мировые котировки», — завершает эксперт.

Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в email
Email
Поделиться в skype
Skype